ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ
17.05 | Конференция "Новый диалог в антропологии: особенности поля в академическом и аборигенном дискурсах" 17-18 мая
16.05 | Семинар Группы по истории этнологии и антропологии ИЭА РАН совместно с МАЭ РАН 19 мая
16.05 | Вебинар ЦМА совместно с семинаром «Антропология Петербурга» 16 мая
15.05 | Американский семинар 18 мая
15.05 | Научный семинар Лаборатории социальной антропологии ИМОМИ 12 мая
14.05 | Видео заседания Американского семинара МАЭ, ИЭА и СПбИИ РАН и Центра кросс-культурной психологии и этологии человека ИЭА РАН 12 мая
14.05 | Создание Научно-исследовательской лаборатория социальной антропологии в ННГУ
13.05 | Общероссийская конференция с международным участием IX Алексеевские чтения «Человек и среда в прошлом и настоящем: старые проблемы и новые решения» 17-22 октября 
12.05 | VII Международной научной конференции исследователей рисованных историй и визуальной культуры «Изотекст» 11-13 ноября
10.05 | Международный вебинар ЦМА 12 мая
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ
 НОВОСТИ

Интервью  

Интервью С.С. Алымова сетевому изданию «Горький»
Среда, 10 Ноябрь 2021  
 К.и.н., старший научный сотрудник ИЭА РАН С.С. Алымов в интервью сетевому изданию «Горький» рассказал о том, какую роль в становлении российской этнографии сыграли ссыльные, за что советские ученые ругали культурный релятивизм и чем прославился лондонский антропологический «клуб каннибалов».


— С чего начинается антропология в России?


— Это зависит от конвенции, которой придерживаются историки. Например, есть авторы, начинающие свои курсы по истории антропологии с Геродота. Но Сергей Токарев, написавший классическую книгу «История русской этнографии», говорит, что Геродот — это предыстория дисциплины, поскольку еще не было ни институциональной науки, ни людей, считающих себя антропологами. Хотя тот же Токарев в своей работе ведет отсчет с «Повести временных лет» и других летописных сведений о разных племенах.

Возможный вариант точки отсчета недавно предложил историк Хан Фермойлен: в своей книге он показывает, что истоки этнографии и этнологии лежат в российской действительности XVIII века и восходят к экспедициям Герхарда Миллера, известного историка, который был приглашен в петербургскую Академию наук, объехал всю Сибирь и предложил исследовательскую программу по истории народов. Миллер не придумал ее названия, и термины «этнография» и «этнология» появляются у его учеников в 1770–1780-х, правда, уже в Центральной Европе, а не в России. То есть к этому времени есть название дисциплины, и есть исследовательская программа, основанная на сравнительном языкознании Лейбница, на представлении о том, что по родству языков мы можем узнать о родстве народов. Впрочем, надо сказать, что похожая программа была и у историка Василия Татищева.

Согласно более традиционным представлениям институционализация науки произошла в середине — второй половине XIX века, почти одновременно во Франции, Британии, Германии и России. У нас ее связывают с появлением первой институции, в названии которой есть слово «этнография» — это отделение статистики и этнографии Русского географического общества (РГО), образованного в 1845 году. Его создание связано с противостоянием двух научных фракций — немецкой и русской, и их лидеров, Карла Бэра и Николая Надеждина, — которое лучше всех описал американский историк Натаниэль Найт.

Карл Максимович Бэр, создатель эмбриологии, географ и анатом, занимался также физической антропологией, в первую очередь краниологией — наукой о черепах. Он предложил исследовательскую программу, ориентированную на представление о расах. Согласно ей, основной интерес для этнографии представляют нерусские народности. Во фракционной борьбе Бэру противостоял литературный критик и философ Надеждин, который в 1836 был сослан за публикацию в своем журнале «Телескоп» «Философических писем» Чаадаева. Николай Иванович опирался на идеи романтического национализма и утверждал, что этнографы должны выяснить, что делает русского человека русским. Его программа, которая в итоге победила, имела филологический уклон и восходила к представлениям немецких романтиков о духе народа, который кроется в языке, литературе, фольклоре.

В 1870–1880-х годах создаются первые лекционные курсы профессоров географии и этнографии, антропологии в Петербургском и Московском университетах. На них в основном читают физическую антропологию, географию, но и этнографию, которая выступает младшей сестрой упомянутых дисциплин. В Москве кафедру географии и этнографии возглавил Дмитрий Анучин, руководивший ей полвека, до 1923 года. Анучин с коллегами из Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии (ОЛЕАЭ) при Московском университете основал в 1889 году журнал «Этнографическое обозрение». Примерно в то же время, в 1879 году, Кунсткамера преобразуется в Музей этнографии и антропологии. Чуть позже образуется Русский музей и этнографический отдел в нем, который только в 1930-е годы станет самостоятельным Государственным музеем этнографии, то есть в 1870–1880-е возникает научная инфраструктура.


 Автор:
 Прочитали: 58 раз

Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное


Читайте также:
  • Директор ИЭА РАН профессор Д.А. Функ о героическом эпосе Большого Алтая
  • Интервью Дмитрия Громова для интернет-издания MEDUZA
  • Интервью Е.В. Веселовской для «Тюменского курьера»
  • Комментарий м.н.с. ИЭА РАН Алевтины Бородулиной для The Village
  • Статья В. А. Тишкова на сайте РГО

    Вернуться назад
  • ИНДЕКС ЦИТИРОВАНИЯ



    Общее число публикаций организации в РИНЦ 14179
    Число цитирований публикаций организации в РИНЦ 150353
    Число авторов 498
    Число авторов, зарегистрированных в Science Index 215
    h-индекс (индекс Хирша) 147
    q-индекс 250
    i-индекс 19
    КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ
    «« Май 2022 »»
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1
    2 3 4 5 6 7 8
    9 10 11 12 13 14 15
    16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29
    30 31
    17.05.2022
    © ИНСТИТУТ ЭТНОЛОГИИ И АНТРОПОЛОГИИ РАН 2013—2021